Гаммельнский Птицелов
Миротворец
... за многие века Санкая не породила ни одного воина, но множество великих врачей и музыкантов. Знаменита она так же и тем, что именно там родился и туда всегда возвращался Ллёверих Кёх - один из четырнадцати великих путешественников, в честь которого назван самый северный мост через Трещину.
Ллёверих Кёх, Лери, как звали его те, кто был с ним близко знаком, родился в Доме Земли, не слишком могущественном, хотя и древнем. Клан его - и Дом, соответственно - звался Саорта.
Ллеверих рос тихим и спокойным ребенком, главный его интерес составляли книги. Днем и ночью Лери пропадал в библиотеках, за ним никто особо не следил: мать его умерла, а отец Кхаль Кех был вечно занят.

Кхаль был ученым-ботаником, большую часть жизни посвятивший Lono tolonea (по-научному), сламарии, или, как ее называли в народе "соленого цветка" Сламария, привезенная с островов Рахин, обладала многими лечебными свойствами, и Кхаль, очарованный, изучал солончанку с одержимой страстью прирожденного ботаника и медика. Можно сказать, что главной его любовью была lono tolonea, а все остальное, включая и сына, Кхаля интересовало мало.

... В возрасте семнадцати лет, с окончив школу Саорта, Ллеверих поступит в государственный университет Даолы, - самый престижный университет Санкаи. И именно там он встретит Тола Пыль, свою судьбу и свое проклятие.

Если Лери можно было назвать хорошим и усердным студентом, то Тола был учеником блестящим. Гениальным врачом и фармацевтом, которому, однако, не хватало прилежания. Ко всему Тола Пыль относился легко, лекции часто пропускал, и много раз его собирались исключать, однако дать пропасть такому таланту было совершенно невозможно, и Пыль всегда выходил сухим из воды. В то же время был спокойный, немного инертный Кех, который редко получал плохие оценки, но никогда не творил и не импровизировал в порыве вдохновения.
Сравнивая этих двоих, таких разных: с противоположными взглядами на жизнь, вкусами, привычками, с разным происхождением - Лери был сыном древнего рода, а Тола сиротой. Даже внешне они были как день и ночь: русый, коренастый Ллеверих, с простым вытянутым лицом и серыми глазами, и Пыль, по которому вздыхали все студентки и даже некоторые преподаватели помоложе - так был хорош собой.
Никто не знал, почему дружба была такой крепкой между Ллеверихом и Толой, совсем разными: тихоня Лери и яркий, эксцентричный Пыль; разумный и спокойный Лери и эмоциональный Пыль; ответственный Лери и безответственный Пыль. Однако Ллеверих и Тола дружили, и Лери всегда прикрывал непутевого приятеля и помогал в самых диких выходках.
Возможно, все дело было именно в их несхожести. А, может, их вместе держала Альса Годдер, будущая жена Тола, благодаря которой появилась эта странная дружба между медиками. Никто не мог дать ответ, включая и самих Лери и Пыль.
... Через девять лет - столько учатся в университетах Санкаи - Тола и Лери выпустились и занялись практикой; и, хотя они шли разными путями: Ллеверих работал лекарем в доме ледрахского аристократа, а Тола отправился в Ислай, где работал над созданием новых лекарств в институте Вейши, под высочайшим покровительством ислайского короля, - они продолжали дружить.
Однако, через несколько лет произошло несчастье: во время гражданской войны в Ислае, Тола, продолжавший работать, но уже военным врачом, был ранен и почти полностью парализован. Ноги, руки, торс - ничто не слушалось. Позже, когда Тола оправился немного, он шутил: "и осталась только голова, как в этих глупых историях о врачах-мерхи"
Даже несмотря на то, что медицина в Санкае - весьма и весьма развита, ничто не могло помочь Толу Пыли. Многие из знаменитых врачей того времени бились над его недугом, но ни обычные средства, ни даже магия, не помогли.
Пыль с мужеством принимал свое увечье, однако его Ллеверих видел, как медленно угасает интерес к жизни в глазах друга. И тогда он вспомнил, как будучи еще студентами, Тола поделился с ним своей мечтой: привезти и изучить растения с Островов Двоих, и с рахинского архипелага, и из желтостепья, и из многих других земель, знакомых и неизведанных, и создать новые лекарства, и...
" - Да будто есть эти острова, - ворчал Ллеверих, - все это выдумки Руаза, никто их никогда не видел. А в странах этих чотхийских дикарей наверняка одни сорняки, и вообще..."
А теперь, вспомнив о той давней детской мечте, Лери пришел к Толу и сказал:
- Друг мой, помнишь, как ты мечтал о новых травах из неизведанных земель? Я знаю, что ты не можешь больше отправиться туда, где они растут, и изучать их; однако, я верю, что будь у тебя возможность, ты объездил бы весь свет и привез бы тысячи образцов.
В первую минуту Тола едва не прогнал Лери - так дико и жестоко звучали слова его лучшего друга - однако Ллеверих продолжил:
- Я никогда не был таким гениальным как ты. Ты, Тола Пыль, всегда превосходил меня, и превосходишь сейчас. Ты мог бы создать еще множество зелий и лекарств. Но не можешь двигаться. Однако, ты можешь то, чего я никогда не мог: творить.
Поэтому позволь мне стать твоими руками, ногами и глазами. Я поеду и в желтостепье, и доплыву до Рахина, и до островов Двоих, несли они и вправду есть. Я привезу тебе растения со всего света; знания со всего мира; всю Хемара-Хетху. А ты - создай лекарство, которое излечит тебя.
И с этими слова Ллеверих вышел прочь из спальни Пыли, чтобы через несколько месяцев отправиться в первое из своих путешествий.

... середина потеряна.

... Ллеверих Кех считается пропавшим без вести, и никто не знает, где и как он умер.
О нем ходит множество слухов, а о его приключениях и путешествиях рассказывают легенды. Он объездил множество стран, открыл несколько островов в Рассветном Море, получил подданство Тельмера и каперскую нашивку на флаг, поучавствовал в нескольких войнах, его именем назван один из четырнадцати мостов через Трещину; в Санкае ему присудили орден "За вклад в науку" - так много образцов растений, лекарских секретов, магических свитков он добыл, подчас рискуя собственной жизнью; его дневниками зачитываются и несколько столетий спустя, - путевые записи Ллевериха Кеха считают мировым литературным наследием, и сравнивают с работами Тамилии Ромулы, чьи художественные обработки путевых заметок первых пяти из Четырнадцати внесены в фонд Межнациональной Библиотеки Ислая.
Ллеверих Кех, возможно, был не самым талантливым врачом, но у него была другая судьба - судьба путешественника и первооткрывателя, который своими собственными руками раскрасил карту Хемара-Хетхи новыми цветами.

@темы: 14 великих путешественников, История в лицах, Хемара-Хетха